Песочница драконов – третья глава (часть вторая)

Джулия не помнила, как они добрались до своей комнаты: мерещилось, что трупы нашли, что все вокруг все знают, что с минуты на минуту их окликнут, а дальше – присужденная судом непомерная компенсация за убийство и каторга. И даже больше этого ее пугало спокойствие Амелии. Как будто ничего особого не произошло.

Элеонора попробовала выпинать парней из зала, перед тем как начать разборку, но те не соглашались ни в какую. В ответ на «нам надо поговорить», Себастьян только вздохнул и показал на Амелию:

– У нее руки по локоть в свежей крови.

Альфар сначала посмотрел на смуглые абсолютно чистые кисти друидки, а потом в слегка мерцавшие глаза монаха и через плечо указал на убогий диван:

– Садитесь и рассказывайте. Мы теперь заодно, молчать – всем только хуже будет.

Почему-то, когда Джулия посмотрела на то, как ассасин расслабленно сложил руки на руки и наклонил голову набок с легкой улыбкой, ей показалось, что ему можно рассказать все что угодно: не осудит. Девушка не выдержала и стала говорить, сначала сбивчиво, с крупной дрожью в руках, потом все быстрее и увереннее.

Парни слушали внимательно и, казалось, с сочувствием, хотя по лицам Себастьяна и Джейкоба что-то прочитать было трудно. Когда Джулия закончила, Альфар поморщился и раздраженно потер лоб.

– Дело сделано, конечно, но вы бараны. То есть, извините за гендерную некорректность, овцы, – он ткнул себя пальцем в грудь, – Вы же живете с профи! Спросили бы совета, и все было бы в лучшем виде: не было бы ни трупа, ни вопросов, ни воспоминаний. А теперь…

Все надолго замолчали. Ответила Амелия:

– Эта дрянь оскорбила Виолу.

– Это понятно, но посреди города-то зачем? – Род подошел к Джулии, которую еще трясло, положил ей руку на плечо и сочувственно спросил, – Первое убийство?

Девушка кивнула, и Родерик отвел ее в сторону. Пока остальные что-то горячо обсуждали, он рассказал ей немного о жизни в гномьих шахтах. О сходивших с ума шахтерах, о нежити, о хищных кротах-мутантах. О том, как он в первый раз увидел, как его приемный отец проламывает молотом череп прокравшемуся через заставу вору-неудачнику. О том, как ему самому пришлось сделать то же самое в тринадцать лет, только топором. Родерик говорил спокойно и по делу: надо было выживать, держаться вместе, поддерживать друзей и защищаться от врагов. И часто это означало защищать слегка перепившего или темпераментного товарища, который сначала схватился за рукоятку, а думать стал уже потом.

Джулия слушала его первые пару минут, а потом больше смотрела. На то, как уверенно он выглядел, и с каким убеждением рассказывал, что в смерти Лейны не было ничего такого уж страшного, потому что богатенький папаня обязательно воскресит наглую девчонку. Джулию перестала бить дрожь, и она подумала, что возможно все еще и обойдется.

– Ничего не обойдется, – Альфар присоединился к Элеоноре в ее дурном расположении духа, – воскрешенный обычно забывает последние минут пять своей жизни. Амелии надо было или успокоиться, или бить быстрее: Лейна после воскрешения сразу же расскажет, что последнее, что она помнит, – это ссору в магазине. Хорошо хоть оружие сгорело в магическом огне – прорицатель, скорее всего, не сможет снять отпечаток.

– И в чем тогда проблема?

– Проблема в том, что Лейна Кроумфел – дочь не кого иного, как Джона Кроумфела. Я пересекался как-то с его ребятами по работе – крайне неприятные типы, знаете ли. Если хозяин хоть немного похож на своих наемников, то он наверняка втопчет нашу репутацию в дерьмо – распустит слухи по всему Киммельтону. И нам придется выгребать это самое дерьмо из зверинцев Школы пару лет, пока все не затихнет. Ну или, скажем, обратиться в мою Гильдию, чтобы заключить долговременный контракт со Школой и взять вас в мою команду, – ассасин улыбнулся во весь рот, но глаза оставались серьезные, темные.

– Ну уж нет, – расслабившаяся было Джулия снова сжалась в комок, – Только мне не хватало докатиться зарабатывать убийствами. До обеда – пишем конспекты, после – топим какого-нибудь заигравшегося торговца в сортире?

– Мое дело – предложить, а дальше, как хотите. Только ты, наверное, воображаешь себе что-нибудь кроваво-беспощадное, в духе тех пьес, что сейчас повсюду идут?.. Работа ассасина – это, в первую очередь, подготовка. Интересная и сложная. Мы не маньяки, знаешь ли: само убийство – это, скорее, просто формальность.

– Альфар, ты, конечно, извини, но я молю Богов, чтобы никогда не относиться к убийству как к… формальности.

Парень хотел что-то ответить, но тут Джейкоб поднял руку:

– Хорошо, хватит, разойдитесь по углам: думаю, у меня есть решение. Дайте немного времени, тут один кент мне задолжал – поможет забить встречу. Мой старый знакомый, скорее всего, наймет нас через Школу, даже если Джон Кроумфел лично будет угрожать ему и орать, брызжа слюной в лицо. Работенка вряд ли вам понравится, но кажется, у нас нет выбора. Убивать никого точно не придется. Ну… почти наверняка, – он посмотрел на Джулию с легкой, печальной улыбкой и покачал головой.

Выручил Родерик:

– Джулия, давай пройдемся, перекусим. Я угощаю, – он взял растерянную девушку за руку и вывел из комнаты. Когда они выходили, Джулия услышала пару смешков за спиной.

Родерик оказался отличным собеседником, хоть и питающим трепетные, излишне теплые чувства к прохладному пиву, жареному мясу и печеному чесноку. После полутора часов разговоров за столом ни о чем они зашли в магазин с алхимическими компонентами и закупились на всех. Заплатил Род: благо стартовые реагенты стоили не очень дорого. Впрочем, Джулии денег все равно бы не хватило: она забыла взять их с собой.

Примерно на полпути обратно в Школу, Джулия заметила, что Род смотрит перед собой, нахмурившись:

– Что такое, что-то случилось?

– Я тут подумал: знаешь, у нас с тобой очень странные соседи. Это же столица – самое спокойное, ну или, по крайней мере, самое безопасное для обычных жителей место в Королевстве, а из нас всех только ты без крови на руках. Остальные даже не дернулись, когда услышали, что Амелия убила Лейну. А она сама? Что за друиды ее воспитывали, что позволяли молодой девушке убивать людей? Лейна не была у нее первой – это видно.

Джулия подумала полминуты и покачала головой:

– Ну, вообще-то, то с нашей комнатой вообще что-то странное. Видел запечатанные двери рядом с камином? Я спросила у хозяйственников, мне сказали, что у нас есть две лаборатории: полноценная алхимическая и вторая – для заклинания предметов. Говорят, только у аспирантов в помещении бывает небольшой алхимический комплекс, а нормальные лабы все на кафедрах и в аудиториях.

Родерик присвистнул:

– Круто! Но подозрительно, конечно. Но все равно круто. Слушай, надо побыстрей заработать денег на Школу, чтобы нам дали доступ. Надеюсь, у Джейкоба получится уговорить этого своего таинственного знакомого –  после вашего финта ни один нормальный работодатель нам, скорее всего, не светит.

– Честно говоря, не знаю, насколько хочу идти работать к его другу, если он нас возьмет, несмотря на этот, как ты выразился, финт.

Крепыш ответил улыбкой, но ничего не сказал. Они вернулись в Школу в гораздо лучшем настроении, чем из нее выходили.

Воскресенье началось беспокойно. Джулия плохо спала и встала очень рано, но, несмотря на это, Джейкоб с Себастьяном уже ушли, а Альфар с Родериком где-то раздобыли доску и вовсю играли в шахматы на журнальном столике. Вскоре стало понятно, что ее вчерашний шок пробудил в парнях странную смесь родительских инстинктов и желания поухаживать за ней, и Альфар придумал способ отвлечь Джулию от мыслей о Лейне: потащил их с Родом в базовую алхимическую лабораторию Школы.  

У первокурсников пока не было пар по алхимии, так что в помещении было пусто. Лаборатория, в которой должны были начаться занятия на следующий день, располагалась на третьем этаже: это было просторное хорошо проветриваемое каменное помещение, в котором на порядочном расстоянии друг от друга стояли столы со ступками, пестиками, стеклянными склянками и перегонными кубами. Несмотря на работу вентиляционных шахт, принюхавшись, можно было почувствовать запах чего угодно: от горных цветов и до паленого мяса, от которого Джулию все еще подташнивало.

Оборудование для новичков было не бог весть каким: ступки – грубые, со сколами по краям, а перегонные кубы – с металлическими, а не стеклянными трубками. Но зато комната была открыта все время: лаборатории получше запирали, когда там не шли занятия. Альфар привычными движениями разложил принесенные ингредиенты на столе и стал нарезать волчий корень мелкой соломкой. Он показал Джулии и Родерику, как правильно разбивать корень на волокна ступкой, сколько его надо варить и как контролировать концентрацию с помощью перегонного куба. Последним этапом была зарядка зелья энергией: по большому счету, снадобья были теми же заклинаниями, только структуру и устойчивость энергии давала не Печать, а особым образом обработанная вытяжка из алхимических ингредиентов. Пассы ассасина были хорошо наработанными, кончики его пальцев сияли призрачным синим светом, и от него в процессе работы веяло холодом. Руки Джулии и Рода же больше потрескивали и поблескивали от энергии, когда те представляли себе холодный поток нужной интенсивности. Под руководством Альфара у девушки получилось-таки «заправить» зелье, и у нее на столе теперь стояла небольшая склянка мутноватой темно-желтой вязкой жидкости. Зелье Родерика окрасилось в ровный черный цвет.

– Ну вот, Джулия, смажешь этим кинжал или стрелу, ударишь, и у оппонента будет секунд пять на нейтрализацию яда. Потом – дезориентация или потеря сознания. И, Род, выкинь эту свою жижу к черту.

Джулия с опаской посмотрела на зелье – во время процесса она и понятия не имела, что варит яд. Альфар поспешил добавить:

– Слушай, Амелия вчера перегнула палку – это да. После этой ее выходки по Школе и Киммельтону как пить дать поползут слухи. Я тебе подарю нож, регулярно смазывай ядом, и носи при себе. Род, вот, за тебя опасается.

Джулия с укоризной посмотрела на Родерика, но тот только пожал плечами и отвел взгляд.

– Ну я же не одна… Виола тоже не точит каждый день оружие, как вы все, помешанные на насилии психопаты.

– Знаешь, я на прошлой видел Виолу на тренировочной площадке: она довольно ловко управлялась с двумя топорами. Немного обалдел, честно говоря: силищи да и навыка у нее порядочно. Я не спец, но уверен, ты бы оценил, Род.

– Только подумаешь, что девушка – тихоня… – гномий воспитанник притворно поник, – В любом случае, яд – хорошее решение для тебя, Джулия. От волшебниц-архивисток подобного удара ниже пояса не ожидают, и это – преимущество.

Они аккуратно промыли оборудование и отправились обедать. Денек выдался погожий, так что ребята нашли товарищей по комнате и попросту утащили еду вместе с глиняной посудой на улицу, что, конечно же, строжайше запрещалось. И на что всем, включая самих работников столовой, было глубоко наплевать.

Пока они задумчиво похрустывали огурцами, сидя поодаль от остальных студентов на зеленой, высокой, сочной от постоянного полива траве, подтянулись и Джейкоб с Себастьяном.

– О, еда! Поделитесь? С утра ни крошки во рту, – худощавый блондин улыбался до ушей, Себастьян тоже выглядел довольным.

Род молча отломил кусок хлеба и отдал Джейкобу свою тарелку, где одиноко лежала котлета. Виола пожертвовала огурец и запасной ягодный компот. Еда из столовой обладала волшебным свойством: сколько ее не возьми, все равно выходило слишком много. Возможно, это было как-то связано с далеко не самым высоким качеством, с которым первокурсники столкнулись на следующий день после торжественного банкета в честь поступления.

Джейкоб разломал краюху пополам, поделился с монахом, плюхнулся на землю, и откусил здоровый кусок хлеба. Прежде чем говорить, он немного поел.

– Сначала было как-то стремно предлагать такую толпу, но прокатило: Марти согласился встретиться – хочет взглянуть на нас, перед тем как давать работу. Зуб даю, все будет путем.

– Марти? – Альфар вопросительно взмахнул ложкой.

– Граф Мартин Ворон, старый знакомый – он тут живет неподалеку.

– Замглавы Гильдии Воров в Киммельтоне? Джейкоб, ты бы сказал, что ли, к кому идешь.

– А что? И откуда знаешь?

– Да брось, пол-Киммельтона знает. К тому же, мы старые друзья с его женой, Лорой. Она из наших, – Альфар едва заметно улыбнулся уголком рта, видно, что-то вспоминая.

Джулия все время разговора мрачнела на глазах. В конце концов, архивистка задала вопрос, который, наверное, вертелся в голове у всех, кто не был профессиональным убийцей:

– Подождите минуточку. Джейкоб, ты что, не спросив, устроил нас в подряд в Гильдию Воров?

– Да нет, какой, к демонам, подряд? – усмешка стала еще шире, – Я уломал Марти взять вас в Гильдию. Никаких обязанностей вне подработок, доступ к наводкам и точкам сбыта – все наше, если не облажаемся на собеседовании.

– Я, как бы, не хочу быть воровкой.

– Какая-то ты больно разборчивая для того, во что мы все вляпались, Джулия. Да не пользуйся плюшками – делов-то! Но отказываться - невежливо. Да и сама работа – не кража. Ну там есть пара морально серых моментов, но выем ценностей я возьму на себя, может, Альфара привлеку, пока не могу сказать, – он говорил быстро и с энтузиазмом, – Ворон лучше расскажет.

Себастьян кивнул:

– Он уже ввел нас с Джейкобом в курс дела: работа непростая, но не требует особо идти против совести, и оплата хорошая, – на слове «оплата» глаза монаха озорно блеснули, – Хорошо, наверное, иметь таких знакомых, Джейк.

– Хех, хочешь жить – умей вертеться. А у Мартина всегда есть пара способов подзаработать. Единственное, что на собеседование надо бы взять Лейдена. Я сейчас к нему метнусь, объясню, что к чему.

Где-то через час они все сидели в кабинете у Мартина Ворона, влиятельного столичного дворянина, и, судя по всему, второго лица в киммельтоновской Гильдии воров. У боковых стен кабинета стояли книжные шкафы с огромной кучей литературы по всему, начиная от слесарного дела и заканчивая гномьей кулинарией – все книги были в разной степени потрепанными. Сам Мартин сидел за массивным столом из красного дерева, закатный свет попадал в кабинет через огромное окно за его спиной. Под ногами шуршал тяжелый, пушистый ковер, пахло старой бумагой и стоявшими на подоконнике нежными цветами. В целом, этот улыбчивый мужчина среднего роста и комплекции, на первый взгляд, производил впечатление внезапно разбогатевшего мелкого купца: своей дорогой одеждой, мебелью и хаотично подобранными картинами модных художников на стенах. Он сидел в своем кресле немного вразвалочку и крутил в руках серебристую флейту. Над столом завис в воздухе где-то килограммовый граненый жезл из темно-фиолетового непрозрачного камня, на конце которого было перо.

Рядом стояла, опершись на подоконник, жена Мартина Лора. Она выглядела лет на двадцать и была одета гораздо скромнее: в простое черное облегающее платье. Когда они вошли в особняк, девушка радостно, как старого друга, поприветствовала Альфара, и представила их всех своим дочери и сыну – маленьких детей такая большая компания начинающих магов привела в полный восторг.

По мере того как шло собеседование, Джулии становилось все больше не по себе. Казалось, колкие и внимательные глаза Мартина буравили ее дольше, чем остальных. Девушка ясно видела, что ее соседи по комнате очень внимательно выбирали, о чем говорить, а о чем – молчать. Кажется, только ей было трудно представить, какие из ее навыков архивиста могут быть полезны Мартину. Отчаявшись, она упомянула о своей Склонности, и тот с энтузиазмом закивал головой:

– Наслышан-наслышан: это очень редко встречается. Наверное, удобно уметь контролировать время?

Румянец Джулии приобрел цвет крепкого глинтвейна:

– Нет-нет, что вы, я могу нормально управлять только восприятием. Телом – пока не получается.

Граф неожиданно улыбнулся до ушей – у него было очень подвижное лицо:

– Нормально? То есть, немного-таки можешь? Не надо скромничать, Джейкоб вот, небось, тебе вовсю завидует: ему бы такая Склонность ой как пригодилась.

В этот момент в беседу встрял Лейден, которому, видимо, надоело рассматривать книги на полках:

– Граф, если ребята вам подходят, то я хотел бы знать, какую работу вы собираетесь им предложить. Джейкоб говорил что-то о шпионаже, и я должен заранее предупредить, что большинство подобных операций запрещены уставом Школы, по крайней мере, для студентов.

Мартин только рукой махнул:

– Опять вы за свое! Все вы держитесь за свои принципы ровно до тех пор, пока заказчик не назовет цифру.

Лора повернулась к ним в пол-оборота и спокойно добавила:

– Мы уже не раз работали с вашими студентами. Гибкости этого вашего так называемого «Кодекса» вполне хватало для любой работы, которую мы только могли вообразить. Честное слово, если бы ассасины так же легко подгоняли свои принципы под желание заработать, то пол-Киммельтона было бы завалено трупами.

Лейден только поморщился – похоже было, что Лора попала в точку.

Еще когда они только начали разговор, зависшее над столом Мартина перо мягко загудело и принялось делать записи на лежавшем под ним листе бумаги.

Джулия немного наклонилась вперед, чтобы рассмотреть волшебный предмет получше, и с разочарованием тихо вздохнула: перо писало полную абракадабру. Она, конечно, видела перья-самописцы и раньше, но это было намного больше обычных, да и материал выглядел неоправданно дорогим для такого простого волшебного предмета. Но в получавшихся каракулях было решительно невозможно ничего разобрать. Мартин заметил ее взгляд, и слегка щелкнул пальцем перо, которое сразу же откликнулось недовольным жужжанием.

– Эта штука почти такая же редкая, как твоя Склонность – подходящие кристаллы добываются буквально в паре шахт. Перо Ментальной Синхронизации – его связывают с владельцем при создании, и теперь только я могу прочитать, что оно пишет, – дворянин вытащил из стола самое обычное перо, какой-то полусмятый кусочек бумаги, старательно распрямил его пару раз руками, написал что-то и передал ребятам и Лейдену.

– Это годовой оклад – он не обсуждается. Тридцать процентов плачу сразу: по старой дружбе с Джейкобом и по опыту работы со Школой. Сдадите меня цели – найму ассасинов и убью без перспективы воскрешенья, – он в упор посмотрел на Альфара, и парень нервно сглотнул, – Сделаете все хорошо, и поработаем еще, на условиях получше.

Ребята и Лейден недоверчиво посмотрели на бумажку: там красовалась цифра 8000. На два или три золотых можно было скромно жить месяц, за 20 – купить себе неплохой набор экипировки для путешествий, за 40 – среднего качества лошадь. Даже на аванс они смогли бы в два счета привести свое жилье в порядок: купить более-менее приличной мебели, ковер постелить…

– В чем подвох, начальник? Когда мы с Джейкобом к тебе приходили, ты называл цифру вдвое меньше – и так было много, честно говоря. Почему вдруг столько? – за годы торговли у Себастьяна выработалось чуткое, пожалуй, даже не в меру обостренное чувство адекватной цены.

Граф загадочно улыбнулся и пожал плечами, игнорируя тот факт, что Себастьян почему-то перешел на «ты»:

– Я думал, что вы услышите настоящую сумму и удерете, подумав, что тут кроется какой-то страшный подвох. Мало ли что могло взбрести вам в головы, так что я немного, так сказать, приуменьшил сложность работы. Давайте лучше перейдем к делу. Что вы знаете о графе Дэмвилле?

– Экстравагантный богатый затворник, его замок – на северо-западе Королевства: там, где наши границы встречаются с эльфийскими землями на западе и северными пустошами, – Альфар ответил почти без запинки.

Мартин фыркнул:

– Затворник! Тоже скажете. Дэмвилл просто не любит вылизывать пол при дворе до блеска, и только дурак будет его в этом упрекать. Дворцовая политика – жестокое и бессмысленное болото, но я вам этого не говорил, – улыбнувшись, он сделал небольшую паузу.

– Бертранд Демвилл сколотил состояние на управлении железными рудниками и торговле с разными расами, живущими в его границах или рядом, да еще с эльфами. Остроухие его даже считают за равного себе, что то еще достижение. Он очень умный, уравновешенный и уважительный к природе, из-за чего, наверное, и появляется в Киммельтоне раз лет в пять – местное дворянство гораздо более взбалмошное, уж я то знаю. Но у него жена и сыновья с дочерями и огромный замок, а северная прислуга не особо годится для тонкой работы, так что Берт регулярно нанимает здесь молодых магов, чтобы те сопровождали его детей в поездках и подзаряжали заклинания, наложенные на дом, ну и там всякое еще, по мелочи...

Граф взмахнул рукой в сторону Лейдена и ребят:

– У Демвилла есть знакомый в столице, который подбирает ему людей. Он мне задолжал, после того как я спас его от одного конфуза, так что ему я вас и подсуну. Помимо моей зарплаты, будете получать деньги еще и от Берта. По будням его семья обычно сидит дома, так что вы будете нужны только по выходным, врата телепортации поставим где-нибудь на нейтральной территории.

– То есть я правильно поняла: вы хотите, чтобы мы взяли с него плату, а сами отправились к нему домой шпионить? – Джулия криво усмехнулась.

– Нет, ну это было бы уж как-то совсем, даже для нас. В доме графа вы будете честно выполнять свою работу: я никаких подробностей о его жизни и знать не хочу. Мне-то интересно другое: мои информанты говорят, его люди нашли в одной из шахт заброшенный храм, древний, как демоны знают что, права на раскопку которого сразу же выкупили священники Нойдера – слепого бога знаний. У них какие-то проблемы с разведкой руин, что неудивительно: все жрецы – сами слепые. Я хочу, чтобы вы проникли вперед них и вытащили из руин все ценное, что сможете найти.

– Год? – теперь недоверие проявил уже Альфар.

– Подучитесь, заодно я к вам получше присмотрюсь. Мои контакты говорят, что в руинах несколько закрытых комнат, которые святоши уже месяца три как не могут открыть. Вот вообще никак и ничем. Упрямые, как ослы, эти последователи Нойдера. Все хотят делать сами.

– Тогда, и правда, у них мало шансов. Только какие же шансы в таком случае у нас – вот в чем вопрос? – Род задумчиво потер подбородок.

Лейден неопределенно взмахнул рукой и в первый раз за беседу улыбнулся Мартину:

– Чего тут думать? Вам все равно не найти другую работу с такой оплатой, да еще и совместимую с учебой. Соглашайтесь: в худшем случае, облажаетесь, умрете – воскресим. Других богов, кроме Нойдера, хватает.

Опасения никуда не делись, но условия были слишком заманчивыми. Они ударили по рукам и подписали контракт.

Перо продолжало скрежетать, записывая мысли Мартина одному ему понятным шифром…

Также в разделе:

Eye of the Sword – First Day, Second Night (part 2)
Eye of the Sword – Falling Headfirst into Place (part 2)
Eye of the Sword – Bonds of Solitude (part 2)

Опубликовано: 15.04.2014

Комментарии (0)


(c) Александр Кирко, 2016